Профессионализм — Примеры качеств профессионалов в профессиях хирурга, режиссера, дирижера

Какая профессия наблюдательская, эмоционально отстраненная?

Любая. Любой профессионал работает в 3 позиции, отстраненно.

Профессионализм — это когда мы можем быть в третьей позиции наблюдателя по отношению к тому, что происходит. Без лишних и мешающих делу эмоций.

Ведь можно ли представить хирурга во второй позиции, когда он сочувствует пациенту и сопереживает вместе с ним? «Ой! Режу и жалею, и плачу, и сочувствую…» Да у него от эмоций рука задрожит.

А начинающие врачи, которые только приходят из института, они боятся, мол, ой, какой ужас! Столько крови и прямо режет, и прямо ножом, и прямо по живому! Живого человека! Им становится плохо. Их тошнит.

Или, наоборот, как Вам понравится такой хирург, который будет резать пациента с удовольствием, пристрастием, любовью и явным садизмом? Хотели бы к такому попасть? Нет, конечно. Это тоже непрофессионально.

Также существует одна профессия, чисто третье позиционная, профессиональный наблюдатель (на самом деле — их больше).

Это и шпион, и НЛП-мастер… И есть специальность, в которой третья позиция, собственно говоря, и является специальностью. Это профессия режиссера.

Ведь что делает режиссер? Он берет некий материал (сценарий или пьесу, например), которые не всегда вчера родились — им уже может быть несколько сотен лет.

Более того, их уже много раз ставили — особенно режиссеры театра, например, «Вишневый сад» — его уже наизусть знают театралы со школьной скамьи. Так почему же на их спектакли люди ходят и ходят?

А дело в том, что искусство режиссера — даже в старом увидеть новый смысл. Хоть немного, но добавляют свой новый смысл. Вот чуть-чуть под другим углом смотрят на вроде бы понятные и всем известные вещи.

— А если вот так — что будет?

— А если так? И тогда что?

И уже тогда расставить актёров в соответствии с этим новым смыслом.

Интересует ли профессионального режиссера, что в это время и вообще чувствуют актеры?

Интересует ли хирурга-профессионала, что перед и во время операции ощущает оперируемый?

Интересуют ли чувства и эмоции подчиненных профессионального менеджера и руководителя проекта?

Нет.

Они его если и интересуют, то только в той мере, в которой мешают или способствуют его замыслу, реализации его задумке.

Для них, грубо говоря, во время работы — это не актеры и не пациенты, не подчиненные, а орудия, инструменты труда, посредствомкоторых они воплощают в реальность свои мысли, своё личное видение проблемы, ситуации, явления, хода операции, спектакля, управленческого процесса.

Их чувства, мысли, интересы, решения интересуют их всех лишь постольку-поскольку. Если они сильно мешают, то он может поинтересоваться вопросом глубже, продумать, как можно этим сманипулировать, чтобы выгодно использовать для работы, чтобы пошло на пользу спектаклю, и все.

Но, по большому счету, его интересует то, чтобы все эти актеры, весь этот ансамбль, реализовали его смысл, донесли до зрителей новый смысл этой постановки.

Как это сделал в своё время Грымов со своей постановкой «Му-му» — ведь ни одного нового лишнего слова, между тем, он к пьесе не прибавил. Но акценты, взгляды, позиции изложены в ином свете.

Ведь в книге не сказано, что старуха злобно смотрела. И там вообще не сказано, что она такая уж и старая старуха — она вполне могла быть ещё и интересной женщиной в возрасте, почти бальзаковской девушкой.

С профессией режиссера сходна профессия дирижера.

Дирижер оркестра это не тот, кто считает, что всё должно быть сыграно точно по нотам — это само собой, непременное условие — играть всем точно по нотам. Ноты не меняются.

Но внутри нот и описаний того, с какой силой и как их играть, кое-какие оттенки можно прибавить.

Поэтому одни слушатели любят исполнение одного оркестра, а другие предпочитают музыкальное творчество другого — они играют по-разному, разный смысл вкладывается.

Separator image Опубликовано в розделе Карьера.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *