История одной любви

Её уши были созданы для лапши. Сердце, чтобы быть разбитым 21 год подряд из тех двадцати, что оно существует. Душа, чтобы она всегда болела, а глаза, чтобы вечно плакали. Горло — чтобы вмещать в себе невместимых размеров ком. Телефон, чтобы в нем были отключены все уведомления, кроме уведомлений о твоих сообщениях и звонках. А внутренний голос, чтобы повторять только два слова “люблю” и “щёлк”.

На какое-то время ей казалось, что можно перестать переходить дорогу в неположенном месте и не смотреть по сторонам при этом, потому что она больше не надеялась, что ее собьёт машина. Она надеялась, что ее жизнь снова важна и снова чего-то стоит.

Какой жанр теперь больше жаловать, раз с интервью не срастается? – некрологи, завещания, предсмертные записки или художественных масштабов нескончаемую ложь?
Хьюстон, у нас давно уже нет проблем. Хьюстон, мы и есть проблема.

Во что верить, если правдой снова особо ниоткуда не пахнет, а ложь во спасение только и делает, что губит.

Точка кипения, не имею понятия во сколько большой градус, неумолимо приближается, так близко, что уже запотевают глаза, и не видно, что правильно, а что нет.

Любовь — это выбрать свою боль вместо твоей. Вот тебе мой самый верный, самый настоящий и крепкий гарант, черт его дери. Я выбираю свою боль вместо твоей. Если выбор из двух зол это “я или ты”, то ты. Потому что другой уже точно ошибочный. Жаль только это риторический выбор. Вопрос, на который нет правильного ответа. А если есть, то всё не у меня.

Мне не нужно прощения, не нужно обещаний или клятв, не нужно покоя и даже не нужно, чтобы мне не делали больно. Мне нужна уверенность, доверие и что-то настоящее.

Хуже, чем когда тебя обманывает любимый человек, только если ты обманываешь его любовью сам себя.

Я бы попросила тебя встать со мной на край крыши и толкнуть, если мы не можем быть вместе, потому что это было бы честно.
Почему ты можешь любить меня так, как говоришь, только когда меня нет? Почему теперь, когда я снова есть, тебе снова ничего не надо и ты ведёшь себя так, как будто я ничего не значу и всегда есть кто-то поважнее?

Мне очень больно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *